« В России обрежут всех женщин | Main | Об обрезании клитора у девочек-подростков »

О женском обрезании

Режьте баранов, а не женщин!

Никогда такого не планировалось и снова здравствуйте. Политзеки политзеками, но в правозащите в России нуждаются не сотни, и даже не тысячи людей, а гораздо, гораздо больше. У нас принято притеснять и унижать целыми этносами, гендерами и социальными группами, от души. Поэтому, когда правозащитный фонд «Правовая инициатива» опубликовал доклад о практике женского обрезания в некоторых закрытых сообществах Дагестана, его мало кто заметил бы, если бы не участие председателя координационного центра мусульман Северного Кавказа и муфтия Карачаево-Черкесии Исмаила Бердиева заявившего, что практика обрезания некоторых девочек на Северном Кавказе вполне норм и чего все возмущаются. Религией не запрещено, обрезаю где хочу и кому хочу. Но сегодня он захотел уже совсем неприлично многого и предложил обрезать вообще всех женщин — чтобы не было разврата.

Провокация муфтию удалась — вся тусовка обсуждает то, что Ислам — религия насилия, вместо того, чтобы за удобными штампами рассмотреть реальные проблем реальных людей. Ксенофобию, которая растет как снежный ком даже во внешне благополучной Москве. Кавказских девочек, изуродованных на всю жизнь, покалеченных духовно и физически. То, что происходит, пока мы стараемся не замечать людей, с которыми живем в одной стране. Мы живем по одним правилам, они — по другим, и все делают вид что это норма. Что главный религиозный деятель целого региона может оправдывать «традициями» изуверство и насилие над женщинами. Что чиновники города Москвы за последние 10 лет привели ситуацию к тому, что в Москве проживает несколько миллионов мусульман, которые трудятся в рабских условиях, чувствуют себя абсолютно униженными и чужими. Что целый регион убежден, что чужаки, «неверные» однажды за все ответят. Что сотни молодых людей по всей России в какой-то момент пакуют вещи и отправляются воевать за ИГИЛ. Помните историю с няней и отрезанной головой? Давно вы ее вспоминали?

Но Исмаил Бердиев напрашивался изо всех сил и сегодня я все же решила провести одиночный пикет у московской Соборной Мечети, который вчера отменила. И если честно, только начав там стоять я вдруг поняла, что это во много раз страшнее, чем все, что я делала до этого. Ненависть и презрение ощущались спиной и всеми частями тела. Ничего этого не ощущаешь, когда ходишь в СК на допросы или когда тебя вяжут на пикете. Рутинная бессмысленная работа силовиков — да. Сразу подумалось насколько безопасней вступать в любые дискуссии с государством. А тут ты понимаешь, что перед тобой бездна, к которой вообще лучше не подходить.

При этом, только за то время, пока я стояла с плакатом возникло две новости:

1) В Питере, в операции по задержанию участников незаконных бандформирований Северного Кавказа пострадал сотрудник ФСБ, участвующий в операции

2) В подмосковье напали на пост ДПС «предположительно уроженцы Северного Кавказа». Один сотрудник полиции убит.

В это же время господин Бердиев вроде бы отозвал свои слова о всеобщем женском обрезании. Но спокойнее не стало. Опять же, странно выступать с такой не самой актуальной для России темой, как дикий обычай женского обрезания, но если это происходит в России, то это точно должно быть запрещено. Потому что это противоречит как этическим, так и гуманистическим нормам, универсальным на всей территории России — от ЦАО Москвы до Дагестана.

Сочетание рабского положения многих мусульман, живущих и работающих в Москве, вместе со средневековыми взглядами, высказываемыми их лидерами, усугубляют пока что достаточно молчаливый конфликт, за который в равной степени рано или поздно придется отвечать обеим сторонам. Мусульманским лидерам, равно как и чиновникам мэрии Москвы, необходимо озаботиться предоставлением людям нормальных условий для жизни и труда, способствовать их интеграции в общество, а не заниматься провокациями, которые усиливают агрессию в обществе и грозят перерасти в реальные конфликты. А они, поверьте, гораздо ближе, чем кажется. Только две перестрелки за час — это очень много.

Мария Баронова
Источник