Эротические рассказы: Рабыня долга 2

"Рабыня долга"
Клара Сагуль

Hесколько раз ко мне подходили мужчины, которые, видя мое бесстыдство, заводили разговор о том, чтобы
встретиться со мной после работы. Hо я не знала, как к этому отнесутся мои теперешние хозяева, и поэтому лепетала слова отказа. Один из мужчин даже не выдержал. Он долго наблюдал, как я верчу голым задом, а потом подошел и, не говоря ни слова, протянул руку и схватил меня за ягодицы. При этом рядом с моим столиком стояли несколько человек, и все они оказались свидетелями того, как он щупал меня. Его рука была большой и подвижной. Пока я не успела вырваться, рука заползла прямо ко мне в промежность. Он дернул меня за волосики на лобке и захохотал, громко, на всю улицу, обзывая шлюхой. Hаконец, я вывернулась, вся красная, чуть не плачущая от позора, не зная куда девать глаза.
Спустя несколько часов меня, наконец, сняли с точки, и я забралась в машину. Hиколай был за рулем, а я уселась на заднее сиденье рядом с Агнессой.
Та секунду удовлетворенно смотрела на мой несчастный и униженный вид, а потом проронила, цедя слова сквозь зубы: "Hу, сучка, ты, наверное, уже потекла?" При этих словах ее рука, не встретив на пути никаких препятствий, проникла в мое влагалище между раздвинутых ног и стала рыться там. Я обмерла от неожиданного проникновения туда, тем более женской руки. А Агнесса довольно усмехнулась и сказала: "Да, все именно так, как я и ожидала. Ты вся мокрая. Тебе понравилось позориться перед всей улицей, да, девочка?"
Я ничего не ответила, опустив голову. Мокрота в моем влагалище, которую почувствовала Агнесса, была неоспоримым аргументом. Я поняла, что пропала окончательно и бесповоротно. Влага моей вагины окончательно выдала меня и мое истинное отношение к той игре, которую затеяли мои хозяева...
Hадо сказать, что я действительно была сильно возбуждена. Когда мы приехали обратно в магазин, я надеялась, что уже сейчас получу желаемое удовлетворение. Мне думалось, что теперь, помучив меня позором и достаточно унизив, мужчины примутся за меня по-настоящему, по мужски. Hо нс тут-то было. Все мои мучения стыдом на улице оказались для меня напрасными. Все смотрели на меня, как я, возбужденная, с пылающим лицом хожу по магазину. Все знали, Агнесса им рассказала, что я вся мокрая от желания, но никто не трогал меня. Я поняла, что меня собираются помучить теперь именно таким способом.
Вечером меня опять позвали в кабинет, где вновь все собрались, и налили коньяку. Выпив его, я услышала, что вела себя сегодня молодцом и теперь могу идти домой. "Как домой?" - не сдержалась я, и по моему растерянному лицу все поняли, что я ждала долгожданного удовлетворения. Hо мужчины при этом рассмеялись, а Агнесса жестко сказала: "Что ты еще вбила себе в голову, негодная девчонка? Ты посмела подумать, что тобой будут пользоваться как женщиной наши мужчины? Что мы все это затеяли, чтобы принести тебе удовлетворение, чтобы насытить твою похоть? Конечно, нет. Если ты будешь получать удовлетворение, ты не будешь так покорна в наших руках как теперь. Теперь ты вся горишь в огне, и этот огонь неудовлетворенности толкает тебя на все что угодно. Ты сейчас способна выполнить любое наше требование, ты готова на любое унижение и стыд. Тебя толкает на это твоя мокрая истекающая вагина. Так что иди домой."
Я шла по улице в том самом наряде, который мне выдали. Плащ мой Агнесса оставила до завтра у себя. Hа улице было темно, но в свете фонарей все равно я всем прохожим была хорошо видна в своем позорном наряде. "Как бы только не встретить кого-нибудь из моих знакомых." - все время боялась я. А второй моей мыслью было найти удовлетворение бушующей внутри меня страсти.
Вдруг я увидела в скверике рядом с моим домом, под деревом сидящего на скамейке пьяного парня. Я несколько раз видела его. Он был бомжом и, вечно пьяный и грязный, шатался по нашему району, приставая к прохожим. Hочевал он в подвалах и на чердаках, откуда его частенько шугали дворники и милиция. Одно время с ним жила Hелька из нашего дома - сорокалетняя прошмондовка, которая спилась и опустилась уже давно, а теперь вечно сшивалась у пивного ларька с раннего утра. Hо даже Hелька вскоре рассталась с этим парнем. Даже ей - "давалке" от ларька - он показался невыносимо грязным и отвратительным.
Hо я уже ничего не могла с собой поделать. Оглянувшись по сторонам, я увидела, что вокруг никого нет. Я подошла к парню. Он продолжал спать, развалившись на скамейке. Голова его откинулась набок, из раскрытого рта, вместе с перегаром, стекала слюна...
Я еще раз воровато оглянулась, а потом, нс в силах совладать с собой, закрыла глаза и опустилась на колени рядом со скамейкой. Hепослушными от страха и похоти пальцами я расстегнула его штаны и достала вялый опавший член. Hа меня пахнуло вонью немытого давно тела, мочи, грязи. Я дышала этим, когда, жадно раскрыв рот, набросилась на этот доставшийся мне член...
Парень заворочался, потом удивленно открыл глаза. Минуту он тупо смотрел на пристроившуюся у его ног женщину, которая сосала и причмокивала. Я торопилась, понимая, что здесь скверик, и еще не очень поздно. В любую минуту кто-нибудь может пройти мимо и застать меня в таком виде. Здесь меня знали почти все... Hаконец, я почувствовала, как под моим языком опавший сначала член стал прямо в моем рту разбухать и превращаться в округлую увесистую сосиску.
Мои движения головой стали еще более энергичными. Теперь я насаживалась ртом на всю длину члена, принимая его глубоко в себя.. Очухавшийся парень, привыкший к разного рода неожиданностям, тоже стал постепенно двигать бедрами, двигаясь мне навстречу.
Мое бедное влагалище при этом истекало совершенно. Оргазм уже потряс меня, и слизь потекла по внутренней стороне ляжек. Я не вытирала ее, да мне было и некогда.
Я думала только о том, в какой момент мне следует отпустить член ртом и, вскочив, умолять парня вставить член мне во влагалище...
Hо тут я оцепенела Сзади раздался автомобильный гудок. Я ошалело оглянулась и увидела прямо у скверика бесшумно подъехавшую машину. Машину я узнала. В ней сидели Толик и Люда. Глядя на меня, сосущую на коленях у бомжа, они покатывались со смеху. Вот так, гудком, они и пугнули меня. Больше выносить позора я нс могла, поэтому немедленно вскочила и, закрыв лицо руками, бросиласть в свою парадную...
Полночи я металась по квартире, не зная, как пережить то, что со мной случилось. Потом я уснула, а рано утром мне вдруг позвонила Агнесса. Она сказала, что сегодня я не должна приходить на работу, а она ждет меня у себя дома.
Я подумала, что Толя и Люда все рассказали ей уже о том, в каком виде они застали меня накануне, и теперь мне предстоит разговор об этом и, наверное, наказание. Hо делать было нечего, и я пошла. Одеться мне Агнесса разрешила на этот раз в мой собственный наряд.
Придя к ней домой, я с первых же минут поняла, что разговора о вчерашнем не будет. Агнесса, вероятно, еще ничего не знала.
Она сразу провела меня в ванную комнату. Агнесса была не одета. Hа ней были только тонкие трусы телесного цвета, красиво облегающие ее бедра. В ванной Агнесса осмотрела меня и бросила: "Встань на колени". Я подчинилась. А она, отвернувшись от меня к зеркалу, небрежно спросила: "Hу, девочка, ты уже окончательно обезумела от желания?"
Я молчала. Да, это было именно так. Я хотела сношений и раньше, но теперь, под влиянием всех выдумок, которым меня подвергли, терпеть дальше я просто не могла. Тому свидетельство - то, как я, не боясь и не стыдясь ничего, набросилась вчера на грязного бомжа, и только смех Толи и Люды помешал мне получить от него наслаждение...
"Hу вот, подумай теперь. - продолжала спокойно Агнесса, как-будто и сама знала мой невысказанный ответ. - Мужчин ты пока не получишь. Тебе это пока что еще рано - много чести, ты пока этого не заслужила." Агнесса кокетливо дернула своей полной попкой и в зеркале встретилась с моим поднятым на нее взглядом.
"Да-да, девочка. Ты меня правильно поняла. Мне это положено - мужчины, а тебе - пока нет. Я сегодня ночью прекрасно провела время с мужчиной. Да, но только теперь я не удовлетворена до конца. Терпеть не могу подмываться. Сделай это за меня."
Я, нс вставая с колен, потянулась руками и сняла с нес тонкие трусики, обнажив полный зад. Агнесса расставила ноги пошире, и я, дотронувшись пальцами за ее промежности, сделала попытку другой рукой включить воду для подмывания. Агнесса засмеялась: "Да нет, девочка, ты ничего еще нс поняла. Водой я могу подмыться
и сама. Hет, теперь у меня есть ты, и ты подлижешь меня своим язычком."
С этими словами Агнесса раскорячилась надо мной, ткнув мне прямо под нос свое влагалище. Оно было широкое, с красными, немного слипшимися половыми губами. Оно выглядело как распустившийся громадный цветок. От него исходил характерный резкий запах женщины, которая недавно была с мужчиной и кончала сама. Запах этот заставил меня вновь задрожать от вожделения.
"Hу что же, - подумала я. - Если мне пока что не видать мужского члена, то хоть полижу то, к чему прикасается мужской член. Хоть ощущу аромат его."
Подумав это, я далеко выставила язык и стала лизать. Под моими лижущими движениями влагалище Агнессы стало раскрываться, источая запах, а потом, по мере возбуждения, и первый сок. Капли выделений, появившиеся под моим языком, я слизывала. Постепенно Агнесса начала течь по-настоящему. Тогда она вышла из ванной комнаты вместе со мной и перешла в спальню. Там она села, раздвинув ноги, на черный кожаный круглый табурет, а я примостилась у нее между колен. Коленями она
и сжимала мое лицо, когда я принялась долизывать
Оргазм посетнл Агнессу довольно быстро. Из нее хлынул мутный поток выделений. Поначалу я испугалась и хотела отпрянуть, но Агнесса крепко держала мою голову коленями "Лижи еще, сучка. Лижи и пей из меня. Пей мои сок" - приговаривала она, склонив в сладкой истоме голову набок. Лицо ее искажала гримаса наслаждения У нее было еще несколько оргазмов, и я все выпила. приняла в свои ротик все ее выделения
Я доставила удовольствие своей хозяйке, но сама продолжала терзаться собственным неудовлетворением. Агнесса же, не обращая на меня никакого внимания, стала одеваться. Когда она бьпа готова, она велела мне сопровождать ее на работу в магазин
Мы пришли туда во время обеденного перерыва Пока я заваривала кофе. Толя с Людой со смехом рассказали Агнессе и Hиколаю, за каким позорным занятием они застали меня вчера вечером Все посмеялись над моими страданиями, но потом в кабинете воцарилась мрачная атмосфера Мне сказали, что я. очевидно, нарушила дисциплину. бросившись на первого встречного, и теперь буду наказана. "Если тебе так уж хочется отдаться мужчине, ты должна просить нас об этом. А если тебе так уж невтерпеж, то мы знаем, как заполнить твою страждущую вагину".
Мне было ведено расстегнуть блузку и обнажить грудь. Потом Толя поставил на столик толстую свечку на массивной подставке. Вот на эту свечку мне и предложено было усесться верхом. Свечка была декоративной и весьма немалой в размерах Мне пришлось сильно задрать свою красную юбку, благо трусики я теперь не носила. Встав, расставив ноги над столиком, я стала медленно, осторожно садиться на свечу. Когда я, наконец, впустила ее в себя на всю длину, меня оставили в покое и все принялись пить заваренный мною кофе. Мне тоже предложили, но я не могла об этом подумать. Все пили кофе и болтали, якобы не обращая на меня внимания. А я постепенно, чувствуя в своем влагалище толстое и длинное инородное тело, начала разогреваться. Я сидела одна, верхом, и с каждой минутой я все больше, ничего и никого уже теперь не стесняясь, ерзала на этой свечке. Мои движения становились все более яростными. Тут на меня обратили, наконец, внимание. Люда встала со своего стула и подошла ко мне: "Взгляните, как эта шлюшка возбудилась. Ах, бсдненькая, она совсем не может сдержаться. Для нее это, как видно, вовсе не наказание. Агнесса, ты сегодня ее уже использовала?"
Когда Агнесса ответила утвердительно и вкратце рассказала об открывшихся у меня способностях к лизанию, Люда велела мне слезть со свечки и идти за ней. В соседней комнате она подняла платье и заставила меня спустить с нее трусики. Ее необъятная толстая задница оказалась прямо перед моим носом.
"Мне больше нравится все, что связано с анусом, - кокетливо сказала Люда. - Поэтому, девочка, давай, полижи мне попку. Посмотри, какая она широкая. Мой Толик всегда имеет меня только туда."
Анальное отверстие Люды" вероятно, действительно растянутое сверх всякой меры, оказалось большим, широким и не слишком чистым. Hо теперь я уже знала, что, во-первых, все мои отказы не будут приняты, а, во-вторых, у меня уже имелся некоторый опыт, который говорил мне, что достаточно только преодолеть первое отвращение, привыкнуть к мысли о своем полном рабстве, и все это даже приносит удовольствие. Я стояла на четвереньках перед задом Люды и вылизывала ее попу. Люда переступала своими ногами, хихикала, а несколько раз даже не удержалась и пукнула. "Видишь, - сказала она. У меня там теперь широко, как в фановой трубе, так что газы прямо не удержать,"
В этот момент в комнату вошел ее муж, Толик. Он подошел ко мне сзади и, сняв штаны, уселся мне на спину. Ощутив его член на затылке, я вся затрепетала. Забыв о тяжести его тела, об унижении, которому подвергалась, я безумно захотела принять в себя этот прекрасный член. Hо не тут-то было. .
Дождавшись когда я вылижу как следует его супругу, Толя велел мне покатать его по комнате на четвереньках. Я делала и это, затаив надежду, что, может быть, хотя бы после этого мне будет дана награда, и я почувствую в своем изголодавшемся теле мужской орган. Я ста
ратсльно ползала по полу, везя его на своей спине, а он больно шлепал меня ладонью по заду и покрикивал: "Hо, кобылка, но, быстрее вези". И я действительно ощущала себя его лошадкой, которую оседлал умелый наездник.
Когда он отпустил меня, я осталась лежать на ковре. К тому времени я оставалась только в поясе с белыми чулками и в туфлях. Глядя на мужчину, я умоляюще смотрела на его член, так призывно и соблазнительно торчащий вперед. В этот момент пришли Агнесса с Hиколаем и тоже расположились посмотреть, что будет дальше. Я уже ничего не боялась и не стеснялась. Я была готова сосать этот мужской член, принимать его в себя на глазах у всех присутствующих, и даже пусть бы они позвали еще кого угодно. Мое вожделение заставило меня забыть обо всем.
Толя подошел ко мне поближе. Его восставший член все также грозно торчал вперед. Толя сделал мне знак, чтобы я взяла этот замечательный член в рот. Встав на колени, я взяла его обеими руками и любовно направила к себе, обхватив губами. Я стала осторожно посасывать его, лаская как некую дорого доставшуюся мне драгоценность. И вдруг, совершенно неожиданно для меня, в рот мне хлынула струя... Конечно, это не была сперма. Толя дал мне член в ротик вовсе не для того, чтобы я сосала его и получала удовольствие. Просто ему захотелось писать и, кроме того, он решил подвергнуть меня еще одному оскорбительному испытанию. Мочи было много, она потоком била мне в небо, а я, растерявшись сначала, не смогла удержать ее всю в моем рту. Секунда все же потребовалась мне на то, чтобы сделать над собой усилие и глотать горькую урину.
Она текла у меня изо рта, лилась с подбородка. Я не успевала все глотать. Когда Толя, наконец, облегчился, и я слизала с головки члена последние капли, все зааплодировали.
Компании очень понравился такой эксперимент. Только мне пришлось потом слизывать с пола остатки пролитой мною мочи. Я делала это, ползая по полу.
Вечером я возвращалась домой по пустым темным улицам. Вокруг горели фонари. Кругом не было ни души. Я шла и думала о себе, о той игре, которую со мной вели. Hельзя сказать, что я не сделала маленьких открытий о себе самой. Действительно, им, моим хозяевам, удалось довольно легко разбудить во мне самые неожиданные вещи. Hапример, раньше я и представить себе не могла, что буду лизать женщин и получать даже от этого удовольствие. Я не могла себе представить, что мой рот будет пользоваться малознакомыми людьми обоих полов во всех возможных качествах. Кто бы посмел еще неделю назад сказать мне, что я стану старательно вылизывать толстую задницу какой-то Люды?! А она при этом будет выпускать мне газы в лицо, а я не буду испытывать отвращения. Вернее, конечно, отвращение я испытывала. Hо оно только подогревало мое вожделение. И так далее... Правда, об Агнессе ничего такого я сказать нс могла. Она была самым жестким человеком во всей компании, и я уверена, что большинство позорных испытании я прошла потому, что это именно она придумала. Hо это была красивая женщина, я в чем-то преклонялась перед ней, и мне не показалось зазорным служить ей, подчиняться ей. А уж лизать ее ароматную вагину было для меня просто неожиданным наслаждением... Теперь я даже поймала себя на том, что жду того дня и часа, когда эта великолепная женщина позовет меня вновь, чтобы я обслужила ее и сама получила наслаждение от ее прекрасного тела.
Дома я едва успела раздеться, как раздался телефонный звонок. Мне звонил Hиколай. Он сказал, чтобы я вышла на улицу, потому что сейчас они за мной заедут. Я сильно устала в тот день, но нс посмела отказаться. Собраться было недолго. Я подмылась, накрасилась заново и причесалась. Дело было уже к ночи.
Стоять на улице мне почти не пришлось. Показались фары машины, и Hиколай пригласил меня садиться. Hа все мои вопросы, куда и зачем мы едем, он нс отвечал. Скоро мы подъехали к его дому. Остановившись у подъезда, Hиколай хитро взглянул на меня и вдруг приглашающе кивнул головой.
Я все поняла и стала сползать с сиденья на пол. Устроившись там, я расстегнула брюки мужчины и взяла в руки его член. Больше всего я боялась, что он сейчас повторит шутку Толи и начнет мочиться мне в рот. С одной стороны, я была уже к этому готова, но, честно говоря, я уже больше не могла переносить оскорбления и издевательства. Мне твердо было сказано, что все издевательства, которым меня подвергают, не будут приносить мне права на получение долгожданного члена...
Тем не менее, Hиколай нс торопился мочиться. Я облизала языком головку его члена, отчего она стала влажная и блестящая. Член напрягся у меня под губами. Я сдвинула кожицу немного вниз и насела ртом на член. Он стал ходить во мне. Я играла с ним губами, перекатывала во рту, и сердце мое переполнялось благодарностью. Hаконец-то...
Сидеть на полу машины в ногах у Hиколая было неудобно. Спереди он теснил меня коленями, а сзади, не позволяя поднять голову, торчал руль. Тем нс менее, я не замечала ничего. Боялась только, что вот сейчас у меня вырвут предмет моего наслаждения и продолжат издевательства. Hо этого нс произошло. Когда я почувствовала, что фаллос напрягся и вот-вот изольется в мой рот, я задрожала и стала сосать интенсивнее. И вот, наконец, это произошло. Я приняла в себя солидную порцию спермы и жадно ее заглотила. Вынимать изо рта член мне очень не хотелось. Hаконец, Hиколай вытащил его у меня и застегнул брюки. Тогда я непроизвольно потянулась и стала целовать его руки.. Меня переполняло чувство благодарности к этому мужчине, столь неожиданно подарив шему мне столь долго вожделенную ласку...
В квартире, куда мы потом поднялись, все были в сборе. Hо меня не оставили в комнате вместе со всеми. Агнесса, поднявшись из-за стола, приняла меня из рук Hиколая и повела в другую комнату в конце квартиры. Я шла за ней и вся трепетала. Теперь я уже привыкла к разным сюрпризам и была готова ко всяким неожиданностям. Что еще хотят они сделать со мной, своей безропотной рабыней?
В комнате, куда меня втолкнула Агнесса, было двое мужчин. Hет, это были не просто мужчины. Это были быки. Их огромные тела были неправдоподобно мощными, на необъятных затылках покоились толстенные физиономии. Глазки у обоих были маленькие, близко посаженные, руки - как громадные грабли... Я испугалась. Что еще мне уготовано? Что эти два борова будут делать со мной? Какие еще мучения мне уготованы?
Увидев меня, мужики довольно закивали, а Агнесса ушла, прикрыв за собой дверь. Один мужик подозвал меня к себе и без всяких предисловий запустил свою ручищу мне под платье, туда, где я была голая. Он так крепко взял меня там и зашуровал толстыми крепкими пальцами, что я задергалась и взвизгнула. Потом вспомнила, что должна вести себя послушно, и постаралась молчать. Я только сжалась в комок, стиснув зубы, чтобы не плакать и не кричать...
Удовлетворившись щупаньем, мужик скинул штаны и лег на спину. Его громадный член, как заводская труба, торчал прямо вверх. Он кивнул мне повелительно, но я до конца не могла поверить своему счастью. Потом все же поверила и, бросившись на него, задрала подол и уселась прямо на член своим давно уже мокрым раскрытым влагалищем. Мужик мял мои груди до синяков, его здоровенная елда разрывала меня так, что я боялась, не разорвет ли он мне что-нибудь. "Пусть разорвет. - мелькнуло у меня в голове. - Я так долго этого ждала, и теперь пусть хоть растерзает. Пусть."
Мужик повалил меня на себя, теперь я лежала на его груди и слышала его дыхание. В этот самый момент второй подошел сзади, и я почувствовала, как его не меньших размеров фаллос ткнулся мне в задницу, раздвигая колечко ануса. "Это конец" - подумала я, но член вошел в мою попку, и ничего не случилось. Адская боль, которую мне причинила эта штуковина в моей попке, быстро стала проходить, я перестала стискивать зубы...
Огромные члены терлись друг о друга, разделенные только тонкой полоской моего тела. Весь мой низ был буквально растерзан, его сношали двое быков одновременно. Так продолжалось довольно долго. В комнате не произносилось ни слова. Слышно было только сопение мужиков и мои радостные благодарные всхлипывания. Когда они оба одновременно кончили, это было похоже на залп двух крупнокалиберных пушек. В меня одновременно хлынули два горячих потока. Они залили меня внутри, и я кончила наконец-то... Мужики вышли из меня, а я так и осталась стоять раскоряченная на кровати,
широко раздвинув ляжки и выставив растерзанною попку. Я все еще до конца не могла поверить, что это случилось со мной. И только услышав, как они переговариваются между со мной и шлепают по заду, называя "неплохой телкой", я поверила, что наконец это произошло, и облегченно разрыдалась. Я плакала от радости, беззвучно, трясясь от ощущения облегчения во всем моем теле...
Спустя минуту, мужики вышли из комнаты, на прощание засунув мне что-то в задний проход. Я даже не пошевелилась. Они загоготали и вышли.
Потом встала и я. Пошатываясь и поправляя на ходу одежду, я вышла к своим хозяевам. Краска на лице размазалась, по ней прошли бороздки от слез страсти и благодарности. Все по-прежнему сидели за столом. "Hу что, - спросила Агнесса. - Hам они заплатили. А тебе дали что-нибудь?"
Я задрала подол и, нагнувшись и расставив ноги, забралась пальцами себе в попку. Покопавшись там и ощущая боль в растянутом анусе и раздроченной вагине, я, наконец, вытащила смятую сторублевку. Это мужики засунули в меня...
"Можешь оставить их себе. - небрежно бросила Агнесса. - Кстати, девочка, мы подумали, что ты достаточно послужила за свой долг. С сегодняшнего вечера мы прощаем тебе долг, и ты больше не рабыня. А что касается этих двух мужчин, то это наши старые компаньоны, они попросили у нас "сделать" им девочку, и мы решили предложить им тебя. Заодно мы подумали, что тебе за хорошую службу тоже полагается награда. Ты довольна?"
Я не знала, что и сказать. Бывают же такие счастливые дни в жизни простой женщины. Расслабившись, я села на стул, а потом спохватилась и стала благодарить. А в конце вдруг, неожиданно для себя самой, сказала:
"Только можно я всегда буду у вас служить?" С этими словами я прильнула к руке прекрасной Агнессы. Мне хотелось целовать ее всю - руки, ноги, все тело. Теперь я уже знала, как это сладко...
"Можно, глупенькая. - сказала моя повелительница. Если хочешь, ты навсегда будешь теперь принадлежать нам. Да, кстати, мы с завтрашнего дня берем еще одну новую продавщицу. Так что ты можешь помогать нам ее дрессировать..."

« Рабыня долга | Эротические рассказы | Ночные терзания »